Блоги

Раздел быта и животноводства

Весь дом всегда подчинялся единственным рукам — рукам моей матери. Но, по древнему завету семьи Карлиных, мама не часто давала этим рукам добраться до чего-либо в доме. Поэтому большую часть года он, скорее, походил на богатенького баловня судьбы, чей живот давно не знавал застёгнутых ширинки и пуговиц, нежели на стройного солдата чистоты и порядка. К счастью, основной особенностью и, я бы даже сказала, характерной чертой нашего рода с далёких времён считается завидная способность и склонность к естественному и свободному сосуществованию с абсолютным хаосом и беспорядком. Так что и в состоянии «неприкосновенности» мамиными руками дом был для нас местом, которое многие называют домашним очагом.


Несмотря на обилие пыльных мест, а местами даже пыльных поселений, возвращение в родное жилище было приятно тем, что, почти всегда на кухне уже ожидало что-то тёплое и вкусно пахнущее, что совсем не нуждалось в раскрытии секрета состава. К слову сказать, мамины руки хоть и нечасто навещали тряпки и пыльные шкафы, но каждый день усердно трудились ради обеспечения семейства сытным и здоровым ужином. А это означало: никаких полуфабрикатов! Стены нашей предыдущей маленькой старой квартирки ещё могли насытиться запахом замороженного и пожаренного на масле люля-кебаба, но новая, просторная квартира была голодна до ароматов запечённой курочки и только что нарубленного салата. И все эти обязанности всецело ложились на мамины плечи, разумеется, до тех самых дней, периодически случающиеся у отцов, в которые голова у них идёт кругом и они решают приготовить «что-нибудь эдакое и побольше перца».

Остальные приёмы пищи подразделялись на две категории: оставленные на личное усмотрение и требующие вмешательства сил извне. К первой относился завтрак, за который в нашем доме каждый отвечал сам, что означало применение главного правила: «В холодильнике всё общее до тех пор, как это не окажется в твоём желудке». Учитывая это, можно представить, что каждая утренняя готовка представляла собой смертельную схватку, победой в которой считались добытый кусок хлеба или колбасы. Вторая же категория подразумевала обед, ведь, как известно, все серьёзные и деловые люди, сходство с которыми в нашем случае определялось единственным этим совпадением, обедают вне дома: в кафе и других более или менее престижных заведениях. Так я обедала в школьной столовой, мой брат в… а, в прочем, эта информация слишком конфиденциальна, чтобы распространять её за пределы нашей фамилии, ну и мои родители — где-то на работе.


В описанной мной обстановке может сложиться впечатление, будто у моей мамы было не так уж и много обязанностей, но есть одна деталь. С условием соблюдения не самого стерильного вида нашей квартиры, мама отлично могла управляться с хаосом нашего дома. Он был настоящим членом семьи, которого в обычных семьях заменяют немало или довольно часто выпивающим дядей или тётей. И только моя мама могла усмирить этот хаос. С учётом его постоянной трансформации надо иметь огромную храбрость и мудрость, чтобы магическим и незаметным образом успевать править его изменения так, чтобы они не мешали жителям дома и наоборот — работали на их интересы. И не знаю как, но моя мама справлялась с этим, и отлично справлялась. К сожалению, в мой последний визит в родительский дом мамины руки больше не владели хаосом.

Нет, нет, с ней, конечно, всё хорошо, но по ряду ужасных и независящих от неё обстоятельств мама вынуждена жить в другом месте, лишь изредка навещая меня. И, как нетрудно догадаться, все обязанности по дому перешли в мои, неподготовленные к сей ноше руки, которые, конечно, ещё не освоили техники управления хаосом, особенно в доме Карлиных…

Но он не нуждался в моём согласии. Хаос просто наступил. Лишь тебе решать: сражаться ли с ним или опустить руки. Но в моём, подгоняемом папиными жалобами, случае выбора не было. Остаться единственной женщиной в доме, имея при себе такой приятный для всех домочадцев бонус — каникулы, означает смириться с тем, что крыша твоей квартиры намного практичнее твоего собственного чердачка, так что, чтобы не лишиться первой, придётся пожертвовать вторым. Самая простая часть моих домашних забот ждала меня на кухне. Оказалось, научиться управлять круговоротом посуды не так уж и сложно, хоть и, несомненно, энергозастратно. Намного сложнее дела обстояли с нескончаемой, а точнее сказать, не прекращающейся повторяющейся схваткой между мной и всем тем, чем был наполнен холодильник, чем мои отец и брат в дальнейшем желали наполнить свои животы, но лишь после стадии моего поединка с этими загадочными предметами. Распинаться здесь на тему готовки для бездонных, а в моём случае так и есть, желудков — занятие весьма неблагодарное, как и сам процесс приготовления, ведь рассуждать об этом можно бесконечно долго, но так и не высказать всех накипевших вместе с куриной пеной жалоб. 


Возвращаясь к списку оставленных на меня работ, можно выделить ещё один забавный момент. В свободное от прочих дел время под мою юрисдикцию так же попадает стирка. Стираю я, конечно, не в ручную, но на время и степень сложности процедуры это влияет несущественно. Как и многие процессы в доме, наполняемость корзины с грязными вещами — это дело безостановочное и стремительное. Не успеешь оглянуться, как отец выказывает своё недовольство по поводу отсутствия свежих полотенец, а у тебя самой не осталось чистых футболок, не пониженных в звании до половых тряпок. В этом деле единственным помощником тебе может служить лишь беспрестанная, как у сидящих по ту сторону веб-камер сотрудников ФБР, слежка.

Так или иначе, но и в условиях не учебной, а боевой обстановки надо уметь выделять время на свои собственные дела. Так что я выделяю его на работу с моей собственной комнатой, то есть пытаюсь создать видимость самостоятельности жизни, чтобы на короткое время забывать, что за пределами этого уголка всё также принадлежит мне. Дом — это то место, которое учит тебя, что власть — это, в первую очередь, ответственность, а уже во вторую — бесконечный труд. А сейчас я — великая властительница блестящих половников и кружек, царица губок и моющих средств, монархиня страны ароматных полотенец и простыней — вынуждена удалиться, дабы продолжить своё безвременно отложенное правление.

Но не стоит торопиться, выказывая мне почтение глубоким реверансом! Представляю, какую боль в спине и коленях он вам принесёт, мы не прощаемся…
О быте